ГОЛОДНЫЕ ТРИДЦАТЫЕ

История футбола неотделима от истории страны. Протоколы матчей и турнирные таблицы 30-х годов далеко не всегда дают полное представление о том, что происходило в нашем футболе в пору его становления. Газетные публикации первых лет существования команды «Динамо»(Киев) по понятным причинам также не дают полной картины событий. Голод, охвативший в начале тридцатых территорию Украинской Советской Социалистической республики, отразился и на судьбе киевского «Динамо». Столицей республики в то время был Харьков, а Киев с 600-ми тысячами населения был просто крупным городом. В 1931-м голод не докатился еще до крупных городов. В мае-июне сборные команды восьми городов провели в Харькове турнир с целью отобрать игроков для сборной республики на чемпионат СССР, который разыгрывался тогда не между клубами, а между союзными республиками СССР. В составе сборной Киева на турнире было восемь динамовцев. Киевляне в финале со счетом 3:1 обыграли хозяев, сборную Харькова, причем арбитр дважды назначал одиннадцатиметровый в пользу гостей. Но киевский вратарь Издковский отразил оба удара. В результате чемпионский титул впервые за 12 лет проведения чемпионата УССР достался Киеву, а не тогдашней столице - Харькову.
В этом же году четыре игрока киевского «Динамо» впервые были включены в состав сборной Украинской ССР, которая в июне сыграла в чемпионате СССР, проиграв в полуфинале сборной Закавказской СФСР со счетом 0:3.
В начале 1932 года из московской «Промкооперации» перешел в «Динамо» один из лучших нападающих СССР того времени, левый крайний Валентин Прокофьев. Из клубной команды «Райкомвода» был приглашен двадцатилетний Николай Махиня, игравший на той же позиции. Махиня сначала подменял Прокофьева, набирался опыта, что позволило ему со временем стать одним из авторитетнейших игроков киевского «Динамо». На тот момент в Украине уже свирепствовал голод. Хотя динамовцы и получали специальные пайки, но у многих были семьи, близкие и на всех не хватало. Страх надвигающегося голода не обошел никого.
Летом 1932 г. начальник ГПУ Киевского округа  Барминский получает назначение в Иваново (РСФСР). Желая создать там сильную футбольную команду он переводит к себе Садовского и Малхасова. А после того, как в Иванове сыграла сборная профсоюзов Киева, миграция киевлян в этот российский город стала массовой. Причина проста - в России не было голода. Первым в Иваново переезжает Коротких. Потом из других киевских команд прибыли Правоверов, Вавилов, Потапов, Гончаренко. Благодаря киевлянам сборная Иванова стала добиваться значительных успехов. Приблизительно в это же время в Москве арестовали киевских футболистов Свиридовского и Пионтковского. Они пытались обменять отрезы сукна на продукты, были пойманы и направлены сроком на два года на принудительные работы в трудовую коммуну города Болшево Московской области. По тем временам это было очень мягкое наказание, учиты валась известность и популярность футболистов. В Болшево ссылали многих футболистов. Как результат команда этой коммуны даже участвовала во Всесоюзном первенстве ПСО «Динамо». Естественно, что в 1932 году ни «Динамо» Киев, ни сборная города уже не представляли той силы, что в минувшем году. Об этом можно судить даже по тому, что в отборочном матче на первенство УССР 1932 года сборная Киева проиграла сборной Винницы 1:4. Сказывалось еще и то, что лучшие игроки привлекались в сборную СССР на различные товарищеские матчи. Именно в этом году первых четыре динамовца Киева были призваны во всесоюзную сборную - Идзковский, Свиридовский, Пионтковский и Прокофьев. Они впервые сыграли в тренировочном матче сборной СССР со сборной Москвы 15 июля 1932 года (результат - 3:4). В этом матче был забит и первый гол динамовца в сборной СССР. Забил этот исторический мяч Валентин Прокофьев. Он же 21 октября 1932 года первым сыграл в международном матче сборной СССР со сборной Народных домов Турции (так называла себя сборная Турции, ввиду запрета ФИФА играть со сборной СССР). К весне 1933 года киевское «Динамо» влачило жалкое существование. Но именно тогда в команду пришло прекрасное пополнение - квартет молодых честолюбивых москвичей, не желающих затягивать свое пребывание в московских командах в тени мастеров старшего поколения. На берегах Днепра предпочли играть защитник Василий Епишин, полузащитник Михаил Путистин, фланговый форвард Илья Панин и центр нападения Константин Щегоцкий. Кроме них в команду зачисляют и киевлян из «Желдора» Николая Балакина и Василия Сухарева.
 Чтобы выбраться из зоны голода, постигшего Украину (и Киев в том числе), энергичный и предприимчивый руководитель команды Лазарь Коган (должности тренера тогда еще не было) организовал в мае поездку команды по маршруту Баку - Эривань (ныне - Ереван) - Тифлис (ныне - Тбилиси). Командировать в Закавказье удалось всего десятерых: Идзковского, Весеньева, Тютчева, Епишина, Сухарева, Путистина, Панина, Щегоцкого, Сердюка (Шульца) и Прокофьева. Одиннадцатым поехал какой-то Жорж из Одессы, который как только турне завершилось, бесследно исчез. До сих пор неизвестно, кто же это был. Сыграв вничью 0:0 в Баку, динамовцы могли до Эривани и не доехать. На пересадке в Тифлисе проводник первого вагона проверяя билеты отослал динамовцев в вагон номер восемь. По пути поезд сошел с рельс, первые вагоны пошли под откос, погибло много людей. Так, спасаясь от голода команда чуть не погибла в горах Кавказа. Трое суток динамовцам пришлось ждать ремонта полотна. В Эривани их встречали словно гостей с того света. В тот тяжелый голодный год в Киеве намечалось открытие нового стадиона «Динамо». Из-за голода в городе торжество откладывалось дважды и все же состоялось 12 июня. Стадион получил имя «верного продолжателя дела Дзержинского, первого чекиста республики» наркома внутренних дел и председателя ГПУ Украины Всеволода Балицкого. Строительство футбольной арены было полностью завершено. Кроме скамеек для размещения зрителей на холмах парка была построена деревянная трибуна, а напротив нее - белая раковина для оркестра. Сидячих мест было 18 тысяч, а всего стадион имел возможность принять 23 тысячи зрителей. На праздник открытия пришло около 45 тысяч человек. Прошел слух, что в киосках будут в продаже кое-какие продукты. В этот день на стадионе проводился финальный матч первой украинской «Динамиады». Играли динамовские команды Киева и Харькова. Киевляне играли в том же составе, что и во время закавказского турне, только таинственного Жоржа заменил Махиня. Харьковчане жаждали реванша за поражение в чемпионате УССР 1931 года, играли очень грубо, особенно отличался Фомин. Досталось, прежде всего, хрупкому Щегоцкому, который впервые предстал перед киевской публикой. Именно Щегоцкий и забил решающий гол в матче (2:1), а открыл счет Махиня. Когда в 1934 г. столицу УССР перевели из Харькова в Киев, стадион «Динамо» стал Всеукраинским. Именно тогда было начато строительство колоннады главного входа на стадион, которое длилось до 1936 года. В постоянную эксплуатацию стадион был введен только в 1934 году, поэтому в некоторых изданиях дата «рождения» стадиона указана ошибочно. В действительности футбольные матчи на стадионе регулярно проводили с 1933 года, а достраивались только теннисные корты, гимнастический городок, баскетбольные и волейбольные площадки. Рядом со стадионом был построен ресторан «Динамо», один из лучших в Киеве. Весной 1934 года при стадионе открыли первую футбольную школу на 25 человек.
Командой «Динамо» руководил тогда тренерский совет во главе с «играющими тренерами» Издковским и Щегоцким. По их инициативе в выходные дни команда выезжала на товарищеские матчи в другие города. Таким образом команда зарабатывала на жизнь, поскольку киевское руководство общества «Динамо» футболистов «сократило». Практически это была первая в стране профессиональная футбольная команда, как ни странно это звучит для того времени. Судя по всему, заработки были скудными, и в «Динамо» остались лишь восемь футболистов. 24 мая киевляне проиграли дома 0:6 сборной Ленинграда. Не знавшие истинного положения дел газеты, обрушились на команду с откровенной бранью. Капитан команды Щегоцкий подавал несколько рапортов, прося помощи, но услышан не был. Когда же его пригласили в «Динамо» (Днепропетровск), в дороге была организована «проверка документов» и Щегоцкого вернули в Киев. Узнав об истинной причине исхода игроков из киевского «Динамо», руководство выдало команде материальную помощь. Помощи хватило ненадолго и динамовцы возобновили воскресные «набеги» на другие города, «одалживая» по 4-5 игроков у других команд. Это не помогало и динамовцы как правило проигрывали. Не желая подрывать престиж ведомства руководство Киевского совета «Динамо» решило избавиться от футбольной команды, предложив Изковскому, Тютчеву и Щегоцкому работу в другом месте и те согласились. Когда 24 июня в Киев приехало, наконец, все высшее руководство разразился скандал. Порученцы от Балицкого «уговорили» уехавших вернуться, прибегнув к угрозам. Футболисты «покаялись», почувствовав, что их ждут лучшие времена. Динамовцам пошли навстречу: выплатили зарплату, обеспечили формой, инвентарем, жильем. За два голодных года ряды киевского «Динамо» сильно поредели. Комплектование нового коллектива было поручено Щегоцкому. От желающих стать под знамена столичного «Динамо» не было отбоя. Выбирали лучших и хорошо знакомых. Первым в Киев в августе был приглашен нападающий из Донбасса Виктор Шиловский, который сразу пришелся ко двору. К тому времени отбыли ссылку и вернулись в Киев Свиридовский и Пионтковский. А к концу года из Иванова возвратились Правоверов и Гончаренко. Их сразу же зачислили в «Динамо». 20 августа 1934 года игроки киевского «Динамо» в составе сборной УССР впервые сыграли в Киеве международный матч со сборной Народных Домов Турции.
 Так пережило «Динамо» голодные годы. Уже в 1935 году команда окончательно встала на ноги, сформировался основной состав. Впереди динамовцев ждали успехи в абсолютно новом, уже клубном чемпионате СССР 1936 и 1937 годов.

?

Источник: официальный клубный журнал "Динамо" (Киев), август 2003 г., стр. 60-63.